• Политика
  • Экономика
  • Общество
 
303 Категория: Мнения экспертов - Опубликовано: 20/02 - 21:35

Активная, или как ее называют горячая, фаза войны за Нагорный Карабах между Арменией и Азербайджаном подошла к концу, и эксперты начинают подводить первые итоги и делать выводы из этого противостояния.

В конце января 2021 года журналист Мария Бойко и с.н.с. ИМИ МГИМО Алексей Токарев опубликовали результаты исследования, в котором провели оценку контента СМИ и других информационных источников, работавших про теме Армении и Азербайджана на основе анализа больших данных, предоставляемых компанией «Google» и при помощи аналитической системы «Lexis Nexis» и базы системы СКАН «Интерфакс».

Согласно данного исследования наивысший пик мировой заинтересованности Карабахом случился с 27 сентября по 3 октября 2020 года, когда Азербайджан начал военную операцию против Армении.

Делался вывод, что в отношении конфликта запросы на национальных языках были на 4-5 % популярнее, чем на русском или английском, но магистральные тенденции касательно частотности внимания на всех языках совпадают. Проще говоря, житель и Еревана, и Баку чуть чаще гуглил топоним Карабах на своём языке, чем на языках ООН, но его интерес к конкретным событиям не менялся параллельно раскладкам на клавиатуре.

Попытка выяснить, ищут ли жители Азербайджана на армянском, и армяне на азербайджанском новости по Карабаху, показала, что в первом случае был график с многочисленными пиками, а во втором Google ответил, что у него нет результатов. Т.е. азербайджанские пользователи пользуются армянским языком в то время как в Армении такой тенденции практически нет.

Исследователи отмечают, что число ресурсов на азербайджанском языке неизмеримо больше, чем на армянском. Журналисты обоих государств пишут, прежде всего, о своих отечествах, но на азербайджанском азербайджанцы интересуются Арменией, Турцией, Россией, а армяне на армянском откликаются на внутреннюю повестку.

Также исследователи делают вывод, что существует почти двукратный перевес доли текстов, созданных в Азербайджане про Азербайджан, над количеством сообщений в Армении про Армению. Азербайджан в отношении самого себя использует русский язык в 2 раза интенсивнее. На основе данных, в исследовании выдвигается предположение, что Баку играет на информационной поляне эффективнее Еревана. Помимо этого, А. Токарев в своих выводах отмечает преувеличение международного влияния диаспор.

Авторы статей приводят следующие данные, что на русском языке две трети новостей об Армении (68.1%) происходили из России, 13.6% из Азербайджана, 13.2% из самой Армении. То же самое касается и Азербайджана. На русском языке 57.1% новостей происходили из Российской Федерации, 25.5% из Республики Азербайджан, 6.6% из Украины и 4.7% из Армении.

По данным ссылкам можно прочесть полный текст первой, второй, третей части исследования и дополнительной статьи по данному вопросу.

В связи с вышеозначенным, мы обратились к ряду экспертов из обеих стран, чтобы те дали оценку изложенной информации и поделились своими мнениями об информационной составляющей армяно-азербайджанского противоборства, его технологий, роли языка, государства, и общин

Нашими собеседниками стали публицист и политолог близкий к кругам армянской общины в России Мариам Овсепян,  атакже председатель Союза журналистов Азербайджана Эльчин Шихлинский.

Какова ваша оценка проведенного исследования?

Мариам Овсепян. Картина, отраженная в означенном исследовании, была вполне ожидаема. Армения говорила про себя меньше, чем Азербайджан. Также Армения говорила меньше про Азербайджан, чем Азербайджан про Армению. Армения про себя на русском языке пишет меньше, чем Азербайджан про себя на русском языке. Поисковики Google показал, что из Армении не было никаких вводов на азербайджанском языке.

Несмотря на усилия азербайджанской стороны и ее финансы, Армения в русскоязычном информационном пространстве цитировалась на 10% больше. И посол Азербайджана в России, несмотря на то, что сам в постоянном режиме получал и распределял и государственные и частные финансы цитировался 3390 раз меньше, чем посол Армении в России, которого цитировали 4457 раза.

Эльчин Шихлинский. Соглашусь с проведенным исследованием. Единственное не согласен, что Азербайджан переигрывает Армению в информационной войне. Если судить по количественным данным, то возможно, но, что касается качества, тут у меня большие сомнения. Возможно, что про Азербайджан пишут больше и интересуются больше. Но это результат того, что про Азербайджан знают меньше чем про Армению. И второй момент, пока нельзя сказать, что количество информации сообщений про Азербайджан перешло в качество.

Как в общих чертах можно охарактеризовать информационно-идеологическое противоборство двух стран до и в ходе прошедшей 44 дневной войны? Какова была готовность обеих стран вести информационное противоборство?

Мариам Овсепян. После 9 ноября 2020 года стало понятным, что армянский народ и правительство сильно расслабились. Нам казалось, что вот, мы победили в 90-е годы, а азербайджанцы не умеют драться и тому подобное. Победа в 90-ых была военной, но она не была политически закрепленной. Однако, практика показала, что азербайджанцы за эти 30 лет смогли поработать над собой, в том числе и в сфере информационной манипуляции, информационной войны и разных ее методов. В конце они смогли добиться своей цели.

Армения не была готова к информационному противостоянию, как это делал Азербайджан. Сначала Азербайджан делал информационные выбросы у себя в СМИ. Но потом, мы стали замечать рост антиармянских статей уже и в российских средствах массовой информации.

Примером может стать появление очень скандальной антиармянской статьи в одной из российских ведущих газет. Причем, автор был с русскими инициалами. Статья была настолько пропагандисткой, что сразу было видно, кем она проплачена. Тогда редакция решила удалить статью, одновременно опубликовав армянского автора, чье мнение сбалансировало негатив от предыдущего материала.

Азербайджан в течение долгого времени спонсировал антиармянскую пропаганду. Цена за каждую антиармянскую статью могла доходить до $ 30 -50 тыс. Важным фактором этого было то, что автором должен быть человек с русским именем и фамилией. Чем популярнее автор, тем его гонорар становился больше.

В период армяно-азербайджанского противостояния в Карабахе и так называемой «Абрикосовой войны» азербайджанская сторона спонсировала уже семь офисов в Москве, которые работали именно на пропаганду. Эти офисы финансировались, как из Баку, так и за счет азербайджанских бизнесменов в Российской Федерации.

Я знаю ребят, услугами которых часто пользуется Баку и, которые получив гонорары, стали публиковать статьи на ведущих сайтах России, Украины и европейских стран. Эти люди, журналисты, публицисты, ощутив сладость бакинских нефтедолларов активно вели во время войны и ведут теперь пропаганду в азербайджанских интересах. В этом даже были замечены известные в РФ журналисты, которые еще в 2011 году говорили о слабости азербайджанской армии по сравнению с армянской, при этом подчеркивая силу армянских военных, но вскоре заговорили обратное.

С другой стороны, азербайджанская пропаганда во время конфликта в Карабахе была направлена больше на количество, эмоции, дешевую манипуляцию, чем на качество передаваемой информации.

Известны видео, где детей в Азербайджане с детского сада учат тому, что армяне – это враги. В Армении же не было такого агрессивного настроя по отношению к азербайджанцам.

Я участвовала в разных мероприятиях на территории России. На одном из мероприятий проходила фотосессия и одна очень хорошая девушка из Азербайджана сказала, что она не может фотографироваться на одном общем фото с армянкой. Потому что после этого к ней могут возникнуть вопросы. И на Фейсбуке в друзья тоже не добавляются к армянам те знакомые, которые живут в Азербайджане. А те, кто активно ведет переписку и общение, это далеко не независимые люди. 

В сентябре 2019 года я принимала участие в молодежном форуме в Дагестане. Меня заселили в один номер с азербайджанкой, которая приехала непосредственно из Азербайджана. Мы долго не смогли сразу наладить отношения. Она стала требовать, чтобы ее отселили от меня.

Я была на шесть-семь лет старше нее и попыталась сломать стереотипы и начать общение. У меня есть товарищи азербайджанской национальность, проживающие в Москве. Я попыталась наладить диалог. Через некоторое время она призналась, что не испытывает ко мне антипатии, но если она останется в одном номере с армянкой, то ее не поймут ни друзья, ни родители.

Приходится признать, что информационная война с армянской стороны держалась на плечах диппредставительства, активистов, отдельных индивидов, журналистов, имеющих проармянские настроения, и общины. Государственно выверенной стратегии и финансирования в этом отношении не было.

Эльчин Шихлинский. Я не могу сказать, что противостояние завершилось. Оно было и до горячей фазы, имеется в виду 44 дневная вторая карабахская война, и оно все еще продолжается. Если говорить о самой горячей фазе противостояния, то нужно отметить следующее. В Азербайджане старались давать только официальную точку зрения. У нас не было большого доступа к интернету.

В Армении готовность к этому противостоянию существовала давно. У них имеются очень сильные институты для этого противостояния, а также сильные источники как в Армении, так и за ее пределами. Под институтами следует понимать не какие-то определенные учреждения. Тут имеются в виду некоторые международные информационные агентства за рубежом, в которых сильны армянские позиции. Также сюда входит и влияние армянской диаспоры, например, в тех же самых Соединенных Штатах, России, Франции. Может, менее сильны их позиции в Германии.

В Азербайджане подготовка к информационному противоборству началась с большим опозданием. Самым главным азербайджанским борцом информационного фронта были - сам президент Азербайджана Ильхам Алиев и помощник президента по зарубежным связям Хикмет Гаджиев. Азербайджанский лидер за эти 44 дня дал порядка 27 интервью зарубежным журналистам, хотя за предыдущие 18 лет он давал интервью максимум раз пять.

Государство Армении всегда идеологически готовило свой народ, молодое поколение к тому, что Карабах – это армянская территория, древнеармянская земля и т.д. и т.п. В XXI веке говорить о том, что, к примеру, 500 лет назад эта территория принадлежала Армении, а 700 лет назад Азербайджану, просто глупо. Армения до сих пор предъявляет территориальные претензии к Турции, Азербайджану, Грузии. Это чисто национально-государственная идеология. К сожалению, от этой идеологии никуда не деться.

Лишь однажды в 1997 году была попытка дать трезвую оценку сложившейся ситуации бывшим президентом Армении Левоном Тер-Петросяном. Это привело к его отставке. Но это внутренние вопросы Армении.

Что касается Азербайджана, то каждый раз мы пытаемся объяснить, что Азербайджан – это Азербайджан. Даже приходится выступать с лозунгами, что Карабах – это Азербайджан, хотя данный факт очевиден.

Одним из основных инструментов современного информационного воздействия являются СМИ, интернет, соцсети, мессенджеры и т.д. Какую роль они сыграли в ходе карабахского противостояния и как можно охарактеризовать, то что происходила по этим каналам в ходе 44-дневоной войны?

Мариам Овсепян. Одной из характерных черт азербайджанской пропаганды был показ пыток армянских военнопленных в сети интернет и телеграммканалах. Флагманами азербайджанской пропаганды в телеграмм-пространстве можно назвать каналы «Девичья башня», «Кавказское бюро», который ранее назывался «The Tagiev». Они принадлежат азербайджанской общине и работали непосредственно с азербайджанским посольством в России. Также община принимала участие в подходам к российским молодым тюркологам и журналистам.

Известным примером видеопропаганды является издевательство над 88 летним стариком на захваченных Азербайджаном территориях. В последствии старик был обвинен в, якобы, убийстве азербайджанцев в Ходжалы 30 лет назад, хотя сам является беженцем из Сумгаита. В доказательство было приведено старое смазанное фото. Также азербайджанские власти объявили, что хотят завести на старика уголовное дело.

После того как я опубликовала пост на эту тему с просьбой к организациям по защите прав человека заниматься этим и подобными делами, меня в очередной раз заблокировали в Фейсбуке. На многие мои посты осуществлялись жалобы со стороны пользователей, чьи аккаунты на проверку оказались фейковыми.

Т.е. можно говорить о работе так называемой «фабрики троллей», которая отслеживала действия армянских активистов и мешала им придавать гласности те или иные события и происшествия, связанные с Азербайджаном. По этим жалобам Фейсбук блокировал мой аккаунт несколько раз.

Мне известно то, что в Баку происходит определенный контроль за интернетом в плане мониторинга контактов. Например, не каждому дают возможность подружиться на «Фейсбуке» с кем-то у кого фамилия заканчивается на «-ян». Есть примеры того, что кто-то из азербайджанцев начинал переписку с кем-то из армян на Фейсбуке, а через некоторое время к нему в дом стучали с вопросом: «Что ты делаешь с этим человеком? Почему с ним переписываешься?». Моя школьная знакомая говорила, что переписывается с одним азербайджанцем, а его пришли и забрали.

Эльчин Шихлинский. В информационном противоборстве главную роль играет контент. Если даже пользуясь какими-то технологиями неправда выдается за правду, то через пару дней становится очевидным, что эта информация – обман. Теми же технологиями, что используются для лжи, она и опровергается. Основа борьбы заключается в правдивом контенте.

Армянские информационные ресурсы очень много грешили так называемыми «фейками». Было очень много ложной информации, которую приходилось опровергать и не голословно, а по фактам. Например, когда Гадрут уже был взят азербайджанскими военными, некоторые каналы, такие как «WarGonzo», пытались убедить своих читателей в обратном. Через день все это было опровергнуто.

С азербайджанской стороны такого практически не было, поскольку использовалась только информация Министерства обороны Азербайджана. Если брали какой-то населенный пункт, об этом сообщалось как минимум дня через два-три не раньше. Т.е. там все зачищалось, отбивались все атаки, только после этого сообщалось, что такой-то населенный пункт освобожден от армянских вооруженных сил.

Стоит отметить, что с перекрытием доступа в интернет в Азербайджане немного переборщили. Тут были конечно-же положительные моменты. Но, с другой стороны это ограничивало возможности профессиональным азербайджанским СМИ. Т.е. если мы (журналисты и СМИ – прим. ред.) могли бы работать на 100%, то отключение интернета связало нами руки и давало возможность работать только на 60-70% не более, но может и менее.

Что касается Азербайджана и его официальных СМИ, то тут не совсем речь идет об информационной войне, т.к. вся информация была предназначена для внутренней аудитории. Речь идет о том, что в Азербайджане порядка 90% информационных ресурсов работают на национальном языке. Мы сами себе говорили, сами себя слушали, видели и читали.

В социальных сетях никакой особой государственной политики не было. Кто мог выходить туда демонстрировал поддержку правительственной линии. Все азербайджанские пользователи интернета, граждане страны, даже оппозиционные силы в эти 44 дня были едины в своем мнении. Единственной идеей была деоккупация карабахских земель. Никто не говорил ничего в разрез кому-то. После горячей фазы конфликта конечно же начались политические разборки. На счет информационных вбросов в соцсетях, то на тот момент, чтобы не делало государство, оно делало это для деоккупации карабахской территории.

Армения также выступила единым фронтом. Это же война, а на войне ты или друг, или враг.

Те заявления, в которых говориться, что имеются какие-то проблемы если в соцсетях азербайджанцы переписываются и дружат с армянами, я считаю надуманными. Возможно есть какие-то отдельные моменты, но в целом такого нет. Во-первых, нет массового братания азербайджанцев и армян в интернете. А если кто-то имеет какие-то отношения, то это нормально. У меня имеются нормальные отношения с коллегами из Еревана. Правда временно общение прервалось. Никакой идеологии в этом моменте нет. Просто каждый остался при своем мнении.

Например, один мой армянский коллега, когда мы с ним стали дискутировать на тему чей Карабах, сказал мне, что «мы завоевали Карабах, и поэтому он наш, когда вы его отвоюете, тогда и будете говорить, что он ваш». После этого на эту тему мы с ним не говорили. Когда мы с ним встретимся, я скажу ему, что «Карабах наш». И он должен будет со мной согласиться.

В приведенном выше исследовании затрагивается тема запросов и текстов, которые писались в Азербайджане по теме конфликта на армянском языке и в Армении на азербайджанском (в случае с Арменией, по данным того же исследования, тексты на азербайджанском языке сводились практически к нулю). Какова роль языка обеих стран в информационной составляющей прошедшей войны?

Мариам Овсепян. Известные мне факты говорят о том, что для того, чтобы добиться хорошей карьеры в Азербайджане все учат армянский язык как второй основной. Во всех других странах учат английский или, например, китайский. Но в Азербайджане важным факторам является знание именно армянского языка. Я лично знаю некоторых азербайджанских историков и журналистов, владеющих не только армянским, но и некоторые даже староармянским языком.

Причиной такого положения является то, что 30 лет назад Азербайджан проиграл войну в Карабахе. С этого момента у них началась подготовка к следующей войне. Готовились они тщательно. Все, кто хотят добиться чего-то в Азербайджане учат армянский язык. Только этот показатель, что Азербайджан заинтересован армянским языком, а Армении не интересен азербайджанский язык, оказался проигрышным. Поскольку Баку интересуется Арменией, а Ереван Азербайджаном не настолько. Только теперь понятно, что это была ошибочная позиция.

Мой знакомый из числа известных бакинских публицистов признался, что если хочешь хорошо заработать денег в Баку на поприще публицистики, то нужно обязательно писать на тему Армении. Никакая статья не набирает рейтинга или просмотров столько, сколько та, в которой присутствует армянская тема.

Эльчин Шихлинский. Я впервые слышу о том, что в Азербайджане важно изучать армянский язык. Я не исключаю, что в Азербайджане могли создать некую группу, владеющую армянским языком для ведения информационной войны. Но говорить о том, что в Азербайджане все рвутся изучать армянский, с тем, чтобы выиграть информационную войну, не приходится. Можно опросить сто, двести людей вокруг и из них никто или мало кто скажет, что он горит желанием изучить армянский язык.

Какова роль в информационном противоборстве прошедшего карабахского конфликта иностранных государств, а также армянской и азербайджанской общин за границей?

Мариам Овсепян. Несколько лет назад я была на конференции посвященной российско-азербайджанским отношениям. Там выступал журналист Орхан Джемаль, трагически погибший в Африке. Он заявил, что в отличии от армянской диаспоры, азербайджанской руководит Баку. Этим примером хотелось бы проиллюстрировать разницу между армянской и азербайджанской общинами. Дело в том, что армяне в своей диаспоре стараются заработать денег в другой стране и отправить на родину. Тем самым армянская диаспора влияет на политические события в Армении. Армянская община в Москве является более независимой и даже сама может повлиять на политику в Армении.

Азербайджанская диаспора наоборот, получает финансирование из Баку и находится непосредственно под влиянием Азербайджана.

Благодаря армянской общине и диппредставительства Армении в России, общество смогло получить более общую информационную картину, нежели ее представляли в пропаганде. Ереван больше ориентируется на русский язык, поскольку он для армян приоритетен. И мы считаем, что если мы выиграли информационную войну на русскоязычном пространстве, то в целом мы ее выиграли.

Кстати, произошедший в 2020 году конфликт, когда Азербайджанские бизнесмены закрыли путь на московские рынки армянским абрикосам, заставив ожидать фуры, где уже начинал портиться товар (ситуацию назвали «Абрикосовая война»), положение удалось исправить через усилия председателя армянской общины Москвы Норайра Теваняна.

Эльчин Шихлинский. Информационно Азербайджан имел поддержку со стороны Турции. Достаточно сильную. Армению поддерживали некоторые СМИ в России, Франции. Те журналисты, которые смогли попасть в Азербайджан, писали то, что видели. Но, к сожалению, не многие могли сюда попасть. В основном в зону конфликта журналисты попадали по приглашению армянской стороны.

США были заняты в основном своими выборами. Хотя иногда выражали проармянскую позицию. Проазербайджанской позиции там не было. Причиной этому было то, что Пашинян воспринимается на западе, как демократ. А азербайджанское правительство не воспринимается как достаточно демократическое, т.к. у власти долгое время находятся одни и те же люди. На мой взгляд это неправильно. До сих пор Сенат США пытается обвинить Азербайджан в том, что он провел деоккупацию своих международно признанных земель.

Макрон, президент Франции, во время горячей фазы карабахского конфликта все время пытался обвинять азербайджанскую сторону в том, что она освобождает свои официально признанные территории.

Армянская община в России работала в информационном направлении активно. Стоит посмотреть на фамилии некоторых ведущих на российском телевидении и фамилии приглашаемых на передачи гостей. Также одному армянскому бизнесмену в России принадлежит медиахолдинг.

Азербайджанская община в России была крайне пассивна. Они пытались что-то сделать, но если сравнивать с возможностями армянской общины, то все это практически было равно нулю.

И дело не в том, что кто-то не давал таких возможностей, просто азербайджанская сторона как-то об этом не думала и была инертна. Только в последнее время мы начинаем об этом думать.

Исторически армяне рассыпались по всему миру и теперь воспринимаются в разных странах не как армяне, а как «свои». Азербайджанцы же воспринимаются по-другому. Речь идет о том, что армяне в различных странах живут уже поколениями, а азербайджанцы только недавно начали уезжать из страны и жить за рубежом.

Материал подготовил Алексей Фомин

Мнения респондентов и авторов могут не совпадать с мнением редакции

Политика

Курсы валют

IRR
0.02
0.00
USD
84.81
0.00
EUR
101.79
0.00
KZT
0.20
0.00
RUB
1.14
0.00
TJS
7.50
+0.12
TMT
24.21
+0.14
UZS
0.01
0.00

Погода

 

+10°C Тегеран
 0°C Москва
-5°C Нур-Султан
+4°C Бишкек
+1°C Алматы
+10°C Душанбе
+12°C Ашхабад
+10°C Ташкент