• Политика
  • Экономика
  • Общество
 
449 Категория: Аналитика - Опубликовано: 23/04 - 11:34

БИШКЕК, 23-апрель. — Eurasia Today. Одними из основных тем внешней и внутренней политики ИРИ, стали подписание 25-летнего соглашения с КНР и вопрос ядерной сделки, который с одной стороны получил свое выражение в проведении переговоров в рамках СВПД, а с другой отметился целым рядом атак на иранские ядерные объекты и видных ученых. Об этом рассуждает эксперт Алексей Фомин.

Интерес вызывает целый ряд вопросов: что кроется за завесой 25-летнего соглашения между КНР и ИРИ? Имеется какая-либо связь между подписанием договора стратегического значения между двумя странами и ядерными программами Ирана? Станут ли использоваться государствами-оппонентами Китая атаки против ядерных объектов ИРИ в качестве попыток давления или ослабления Поднебесной в регионе Ближнего Востока или будет ли их таковыми рассматривать сам Китай?

Что, в принципе, можно сказать по означенным событиям? Во-первых, Пекин уже оказывал помощь Тегерану в ядерной программе. Но это было в 80 – 90-е годы прошлого века. И под давлением со стороны США китайская стороны была вынуждена отказаться от полноценного сотрудничества, хотя и успела передать Ирану некоторые технологии. Даже говорили о некоем секретном соглашении между ИРИ и КНР, заключенном в 1985 году по которому Китай начал обучать иранских специалистов в китайских научных учреждениях. Позднее соглашение было дополнено договором, по которому Китай оказывал помощь в строительстве основного исследовательского института, занимающегося ядерной проблематикой, в Исфахане. А еще позже из Поднебесной в Иран были поставлены ядерные реакторы нулевой мощности. Вот тут начинается конспирология. По заявления США, соглашение от 1985 года было секретным и Китай официально не признает факта его заключения.

Интенсивное сотрудничество в ядерной отрасли между Ираном и Китаем продолжалось вплоть до 1997 года, когда в результате заключения между Китаем и США соглашения, КНР обязалась прекратить предоставлять помощь Ирану в развитии его атомной энергетики.

Сегодня официальная политика Китая в отношении ядерной программы Ирана заключается активном участии китайской стороны в рамках группы 5 + 1 по Совместному всеобъемлющему плану действий относительно ядерной программы Ирана. Также, внешнеполитическое ведомство КНР осудило, как убийство иранского ученого-ядерщика Мохсена Фахризаде, так и недавнюю атаку на ядерный объект в Натанзе. С другой стороны, китайская сторона активно продвигает идею нераспространения ядерного вооружения, но поддерживает мирное использование атома под контролем МАГАТЭ.

Свое мнение касательно активизации атак на ядерные объекты и ученых Ирана и китайской реакции на это в свете заключенного 25 летнего соглашения, а также возможного сотрудничества между ИРИ и КНР в области ядерной энергетики в рамках достигнутых договоренностей высказал политолог, специалист по российско-китайским отношениям Виктор Ху.

Отношение Китая к ядерной программе Ирана.

  • Китай всегда заявлял, что пока будет абсолютный доминант по ядерным боеголовкам и ядерным технологиям со стороны России и США, китайская сторона не будет предпринимать радикальные меры по подписанию принципиальных положений Договора о нераспространении ядерного вооружения. Сам Китай заявляет, что на сегодняшний день количество его боеголовок не превышает 450 единиц. По этой причине китайская сторона вынуждена оставлять за собой право на модернизацию и достижение стратегического паритета (баланса).

О поддержке КНР иранской ядерной программы можно отметить, что в ближайшие десять лет Китай жестко будет придерживаться принципа «не поддержки третьей страны в плане развития их собственных ядерных программ». Китай никаким образом не принимал участия в проекте Бушера, а также Ядерного центра в Тегеране (где был зафиксирован целый ряд хакерских атак). И такое отношение не только к иранской ядерной программе. Это касается точки зрения Поднебесной на ядерные программы многих стран. Единственным случаем, когда Китай принял участие в резкой модернизации ядерной программы был Пакистан. Но, это произошло только после того, как Индия официально заявила об успешном проведении ядерных испытаний.

Несмотря на атаки на ядерные объекты Ирана, китайское отношение к вопросу иранской ядерной программы никак не изменилось. Многократные инспекции МАГАТЭ в Иране и, кроме как помощь России в некоторых аспектах ядерной отрасли, больше участие никаких сторон не выявлено. Понятно, что среди представителей этих инспекций было достаточно сотрудников спецслужб, которые в первую очередь обращали внимание не на российское участие в ядерных программах Ирана, они искали там китайский след. И если бы Китай хотя бы косвенно оказывал Ирану поддержку в данном вопросе, то наверняка эти следы были бы обнаружены. Также ни один иранский перебежчик не смог сказать ничего о китайской помощи Ирану по ядерной программе.

Для Исламской Республике Иран купить для себя какую-то технологию, в том числе и ядерную, – не проблема. Но вот ввезти ее в страну, и в первую очередь соответствующее оборудование, вот главная трудность. Для этого нужны логистические места, типа портов. Другим интересным моментом в качестве логистической связи двух стран, является модернизация трассы, связывающей Китай с Пакистаном через Лахорское ущелье. Также важным фактором является вывод войск США и западной коалиции из Афганистана.

Но в стратегическом плане атаки на ядерные объекты и программу Ирана вряд ли коснуться китайско-иранских отношений».

Продолжение следует


 

Теги:

Курсы валют

IRR
0.02
0.00
USD
84.62
0.00
EUR
102.61
0.00
KZT
0.20
0.00
RUB
1.14
0.00
TJS
7.49
0.00
TMT
24.22
0.00
UZS
0.01
0.00

Погода

 

+20°C Тегеран
+17°C Москва
+15°C Нур-Султан
+6°C Бишкек
+8°C Алматы
+15°C Душанбе
+18°C Ашхабад
+16°C Ташкент

Соцсети