2118 Категория: Аналитика - Опубликовано: 12/10 - 11:11

БИШКЕК, 12 октября  — Eurasia Today. Таджикские войска маршируют парадом у границы с Афганистаном, талибы* перебрасывают свои силы на север страны, лидер экстремисткой группировки угрожает нападением на Таджикистан. В том, что происходит разбирался эксперт Алексей Фомин.

Какова картина на первый взгляд

Если посмотреть на ряд событий последнего периода, то может показаться, что на границе некоторых стран Центральной Азии и Афганистана реально возникает взрывоопасная ситуация.

Вот президент Таджикистана Эмомали Рахмон в конце сентября провёл большой военный парад практически у границы с Афганистаном. С 10 по 23 октября на двух таджикских полигонах проходят сразу три учения ОДКБ, в которых задействуют свыше 4 тыс. солдат Организации и более 800 единиц боевой техники.

30 сентября МИД РФ выступил с «обеспокоенностью напряженности в таджикско-афганских отношениях на фоне обоюдных резких заявлений лидеров двух стран. Появились сообщения о стягивании сторонами вооруженных сил к общей границе. По информации движения талибов, только в приграничной афганской провинции Тахар размещены десятки тысяч бойцов спецподразделений».

При этом Таджикистан и Афганистан единодушно отрицали факт усиления военного присутствия в приграничных районах.

Однако на уровне экспертов и новостных каналов красной линией проходили сообщения о том, что руководство «Талибан» перебрасывает батальоны «смертников» в северные и северо-восточные провинции Афганистана прямо к границам Таджикистана. Масло в огонь подлила появившаяся в СМИ информация с ссылкой на Telegram-каналы о том, что талибы намерены напасть на Таджикистан. Об этом, якобы, заявил, как указывается в публикации, «глава таджикских талибов группировки «Джамаат Ансаруллах»* Махди Арсалан».

Естественно, появились мнения, что вот-вот в Центральной Азии начнется новый «замес» и толпы талибов и боевиков других экстремистских группировок хлынут на просторы стран региона.

А что происходит?

Действительно, отношения между Душанбе и Кабулом не самые теплые. Таджикистан, наверное, единственная страна в ЦАР, которая открыто выступила с критикой нового руководства Афганистана. Таджикская сторона является сторонницей формирования инклюзивного правительства в соседнем государстве.

С другой стороны, в Душанбе весьма сильны настроения, поддерживающие образовавшийся в Панджшере Фронт сопротивления, возглавляемый Ахмадом Масудом, сыном знаменитейшего афганского командира Ахмад Шаха Масуда. На таджикской территории активно действуют сторонники этого Фронта, которые пытаются найти международную поддержку. Самым ярким таким представителем является Посол уже бывшей Исламской Республики Афганистан Мохаммад Захир Агбар, который призывает не признавать правительство талибов и даже участвовал в попытке так называемого «Посольского бунта».

Также, средства массовой информации сообщали, что бывший вице-президент Афганистана Амрулла Салех, поддержавший сопротивление движению «Талибан», бежал в Таджикистан.

Хотя, талибы и декларируют, что хотят жить в мире со всеми соседями, конечно же можно предположить, что подобное поведение соседней страны им не очень нравится. Другие государства региона, такие как Кыргызстан и Узбекистан, уже начали прощупывать почву нахождения контактов с новыми хозяевами Кабула.

Некоторые эксперты склонны расценивать ситуацию с усилением войск в приграничных районах Таджикистана и Афганистана, как ответ одних на шаг других.

Однако, особенно возникла паника вокруг сообщения о формировании в афганской провинции Бадахшан батальона «смертников» «Лашкари Мансури». Как пишет издание «Газета.ру» «радикалы сформировали новый спецбатальон, состоящий из террористов-смертников. Их разместят в одной из провинций, граничащей с Таджикистаном… Новое подразделение будет действовать по тем же принципам, что и батальон смертников, который совершал атаки на силы безопасности предыдущего афганского правительства».

Естественно, такое заявление не могло не обеспокоить таджикские власти и, гипотетически, заставить их принять меры.

Что стоит за «батальонами смертников»?

Действительно администрация афганской провинции Бадахшан заявила, что на ее территорию переброшено подразделение «Лашкари Мансури» и это действительно «батальон смертников». Более того, согласно данного заявления, часть батальона будет сформирована непосредственно на территории провинции. Еще одна часть «Лашкари Мансури» дислоцирована в провинции Кундуз, где занята охраной аэродрома. Задачей батальона в Бадахшане объявляется охрана границы.

Давайте вспомним, что сейчас талибы пытаются сформировать правительство и государственные органы в стране. И одной из таких задач является формирование регулярных государственных вооруженных сил. Только на днях было объявлено об учреждении восьми армейских корпусов с назначениями командиров. А организовывать эти корпуса еще предстоит.

Сейчас в распоряжении нового руководства Афганистана очень мало сформированных регулярных сил. Зачастую это те же бывшие полевые группы, которых одели в амуницию афганской армии и дали американское оружие со складов бывшего Министерства обороны Афганистана. Но суть подразделений пока осталась та же. Поэтому есть «батальон смертников» «Бадр 313», охраняющий кабульский аэропорт, «Лашкари Мансури», спецназ «Красная бригада» и т.д., все те, кто входил в состав Движения до захвата Кабула.

На счет наращивания сил подобных подразделений на северных границах Афганистана, тут есть ряд причин.

Во-первых, сама охрана границы и проведение спецопераций против группировок, с которыми теперь талибам не по пути. Так, на днях в той же провинции Бадахшан спецназ талибов провел операцию против боевиков уйгурской группировки «Исламское движение Восточного Туркестана»*, которые базировались вдоль 76 километровой границы с Китаем. Это можно расценить как, своего рода реверанс в сторону улучшения отношений между Кабулом и Пекином.

Второй причиной с нами поделился эксперт близкий к военным кругам. По его словам суть переброски значительного числа сил талибов в северные и северо-восточные провинции Афганистана является желание перекрыть каналы снабжения сопротивления в Панджшере, взяв под жесткий контроль границу.

Про заявление «главы таджикских талибов» группировки «Джамаат Ансаруллах» Махди Арсалана.

Именно это заявление, опубликованное на одном из телеграмм-каналов, со ссылкой на неизвестный источник и подхваченное другими более крупными СМИ стало одной из причин возникновения витка напряженности на таджикско-афганской границе. 

Также, на новостном портале таджикского информагентства «Бомдод» появилось сообщение, что источник в управлении погранвойск Таджикистана в Горно-Бадахшанской автономной области на условиях анонимности сообщил «Радио Озоди», что согласно полученным оперативным сведениям, «таджикские талибы – так называют боевиков группировки «Ансаруллах» – вынашивают планы нападения на бадахшанском участке таджикско-афганской границы. Власти Таджикистана, по словам источника, изучают полученные сведения, но на всякий случай, перевели силовые структуры страны в режим повышенной боевой готовности».

Сразу же множество «экспертов» стали «разрабатывать» условные сценарии поведения талибов при атаке на соседнюю страну.

Начнем с того, что группировка «Джамаат Ансаруллах» никакого отношения к «Талибан» не имеет. В 2012 году Верховный суд Таджикистана официально запретил деятельность данной группировки, как террористической. На встрече, где было заслушано постановление, представитель ГКНБ Таджикистана заявил, что «Джамаат Ансаруллах» является ячейкой «Аль-Кайды»*. Позже в сообщениях из Таджикистана сообщалось, что группировка представляет собой «активное звено между ИГИЛ и таджиками».

Бывший глава Центра стратегический исследований при президенте Таджикистана Худоберди Холикназар еще в 2019 году подтвердил изданию «Asia Plus» разговоры относительно скопления боевиков ИГИЛ на севере Афганистана вблизи границы с Таджикистаном.

При помощи афганского журналиста Мохаммад Алефа Ансари нам удалось получить эксклюзивный комментарий по проблеме вокруг группировки «Джамаат Ансаруллах» от пресс-секретаря Исламского Эмирата Афганистан (ИЭА)**  и замминистра информации и культуры Забихулло Моджахеда, который отрицает какую-либо связь или сотрудничество талибов с этой группировкой. Забихулла Муджахид сказал, что «ИЭА не позволит какой-либо группировке из Афганистана представлять угрозу для соседних стран региона и мира. Таджикские власти считают группировку «Джамаат Ансаруллах» частью талибов. Но это их мнение. Мы полностью отрицаем, что ИЭА имеет какое-либо отношение к группе «Джамаат Ансаруллах».

Если «Джамаати Ансарулла» не является подразделением талибов, тогда кто поднимает волну напряженности между Душанбе и Кабулом? Кому это надо?

Так есть ли угроза?

Конечно же есть. Последние события в Афганистане показывают, что в стране появились сразу два фронта. Первый образовался на территории Панджшера практически сразу после того, как талибы пришли к власти. Второй появился недавно. И этот фронт на котором «Талибан» вплотную столкнулся с ИГИЛ*. Свидетельством тому является серия недавних терактов в Кабуле и Кундузе, ответственность за которых взяла на себя именно эта группировка.

Необходимо отметить, что у этих двух организаций давние счеты. Столкновения у них начались практически сразу после появления ДАИШ* в Афганистане несколько лет назад. Сначала талибы увидели в ИГ новых «партнеров» по борьбе с американским присутствием. Но быстро поняли, что появившийся «Вилаят Хорасан»* не намерен сотрудничать с ДТ, но намерен его вытеснить и заменить.

Одно из условий, которое было выдвинуто талибам после прихода ими к власти в 2021 году со стороны мирового сообщества – это очистить Афганистан от террористических группировок. О желании сделать это руководство ИЭА говорит в практически каждом своем интервью. Но опять-таки в силу того, что сегодня большинство вооруженных силы ДТ составляют разношерстные полупартизанские бригады и отряды, подчиненные полевым командирам, зачастую со своими целями и интересами, они по своему характеру больше напоминают анархистские отряды «Повстанческой армии» времен гражданской войны 1918 - 1921 годов на территории бывшего СССР или басмаческие отряды, чем регулярные войска.

Но, как уже отмечали, процесс формирования новой армии уже начался. Жители Кабула даже рассказывали нам, что в небе над городом стали летать боевые вертолеты, принадлежавшие армии бывшей ИРА, чего не было с самого августа.

Таким образом талибы займутся вытеснением ИГИЛ и их иностранных союзников с территории Афганистана и особенно из приграничных районов. Например, на базе бывшего 203-го Армейского корпуса «Тандар» в пр. Пактия (сегодня это Армейский корпус Пактия армии ИЭА) закончилась подготовка специального подразделения «Исламская армия» численностью 75 человек. По заявлению руководителя подготовкой Мавлави Бадруддина Ибрахими данное подразделение будет использовано против сил ИГИЛ.

И когда это произойдет у боевиков этой террористической группировки будет три выхода:

1. Сражаться и прорываться в глубь Афганистана,

2. Погибнуть или сдаться (как вариант договориться с талибами о добровольном уходе или ассимиляции ДТ на условиях «Талибан»)

3. Уйти за границу страны.

И вот тут соседним с Афганистаном странам нужно быть начеку.

* Движение "Талибан", "Джамаати Ансаруллах", ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), "Аль Кайда", «Исламское движение Восточного Туркестана» - организации запрещенные на терриории России, Таджикистана и Кыргызстана.

** Исламский Эмират Афганистан - государство не признанное мировым сообществом.


Материал подготовил Алексей Фомин

Теги: