• Политика
  • Экономика
  • Общество
 
1302 Категория: Мнения экспертов - Опубликовано: 27/08 - 17:34

БИШКЕК, 27-августа — Eurasia Today. О текущей ситуации в Афганистане и о влиянии ключевых игроков на ситуацию в этой стране, в эксклюзивном интервью ИА «Eurasia Today» рассказал политолог-аналитик, глава общественного фонда «Институт мира и развития Центральной Азии» Бакытбек Жумагулов.

- Расскажите пожалуйста о текущей ситуации в Исламской Республике Афганистан. Насколько важна роль ключевых игроков в событиях, происходящих в этой стране.

- В Пекине на форуме ШОС широко обсуждался вопрос Афганистана и вывод американских войск из этой страны. Кроме того, в Таджикистане прошла конференция превентивной дипломатии ООН по теме наркотрафика. Собственно вопросы, относительно ситуации в ИРА начались уже с 2014 г.г.

За этот период многие ключевые игроки стали вести свою игру с учетом тех вызовов, рисков, которые возникали в центральноазиатском регионе. По сути то, что сейчас свершилось, сегодняшнее политическое состояние Афганистана произошло при непосредственном участии России, КНР, Ирана, Пакистана и Америки.

Это согласованная позиция ключевых игроков, так как Афганистан - та территория, где издавна переплетаются интересы Большой Игры. О важности Исламской Республики Афганистан после развала СССР акцентировал внимание еще Бжезинский в своих книгах «Великая шахматная доска» и «Новая Большая Игра».

Другой американский стратег Фредерик Старр заявил о необходимости восстановления Афганистана с участием центральноазиатских стран, но, чтобы это происходило под протекторатом Америки. И, в это время, американцы подключили проект «CASA-1000». Он представляет собой транспортировку электроэнергии через афганскую территорию из Кыргызстана, Таджикистана в Пакистан, Индию, то есть в те страны, где очень большая потребность в электроэнергии. Под этот проект были разработаны и все инфраструктурные программы.

В своём интервью ИА «Eurasia Today» аналитик также отметил: «в ситуации в Афганистане имеются и российские интересы. Самое важное для РФ то, чтобы Исламская Республика Афганистан была стабильна и не была задействована база в Кыргызстане (в Канте) и в Таджикистане. Также, России важно, чтобы был решен и вопрос с наркотрафиком.

У Китая имеются и свои интересы. Так, Пекин заинтересован в том, чтобы Афганистан был стабилизирован, так как КНР также имеет границу с ИРА. Также, вопросы сепаратизма в Синдзяне волнуют и Поднебесную.

Итак, если смотреть детальнее, то всего в ИРА действуют три ключевых игрока (КНР, Россия, США). И большинство из них заинтересованы в урегулировании ситуации в Афганистане.

Каждый игрок преследует свои определенные цели:

Цель Америки в том, чтобы центральноазиатские страны больше включились в процесс торгово-экономических, коммуникационных сообщений с Афганистаном, Пакистаном, Индией и т д.

Китай заинтересован в реализации проекта «Один пояс – один путь». Помимо этого, исходя из угрозы Афганистану со стороны Исламского Движения Восточного Туркестана, он намерен использовать ИРА как площадку, базу с проникновением в Синьдзян. Помимо этого, у КНР есть глобальная цель «Один пояс – один путь», который заключается в транспортировке товаров через территорию Афганистана, Пакистана.

Имеются также и российские интересы. Таким образом, можно констатировать, что все заинтересованы в текущей политической ситуации в Исламской Республике Афганистан.

Я считаю, что существует два условных пути: иранский и сирийский.  Здесь мы видим не полностью стопроцентный аналог иранской революции, но мы можем констатировать факт, что попытка построения светской системы в ИРА, которая совершалась при участии США, не сложилась.

Мы видим, что все ключевые игроки согласились, что в этой стране может существовать теократическое государство. Мы видим, что большинство населения и народ Афганистана поддерживают данное решение. Конечно, за 20-летний период много молодых людей, сформировались с новыми убеждениями, новыми взглядами, без религиозных воззрений. Однако, это ответственность уже на Соединенных Штатах Америки и это нужно учитывать.

Я думаю, что здесь сосредоточены интересы нескольких важных ключевых игроков, в том числе и Ирана и Пакистана. Скорее всего, руководство «Талибана», понимая серьезность ситуации будет стараться, строя теократическое государство, не переходить на радикальные пути.

В принципе, модель теократического государства уже существует успешно. Пример – Иран, Саудовская Аравия и другие государства в арабо-мусульманском формате. Поэтому, почему бы и нет».

- Отразиться ли ситуация в Афганистане, на странах Центральной Азии и если да, то каким образом?

- Во-первых. «Талибан» второй раз пришёл к власти. Даже в конце 90-х, когда к власти пришли талибы, главным оппонентом у них являлся Северный Альянс, с которым они не могли договориться. По этой причине, сейчас у талибов не то, что выходить за пределы своей страны, но и своих проблем внутри Исламской Республики Афганистан очень много.

Сегодня, «Талибан» пришёл к власти и взял на себя ответственность. Талибы должны заниматься политическим устройством страны, устройством экономической, социальной системы, гарантиями социальных обязательств. Это прямая обязанность власти любого государства.

Если государство признано мировым сообществом, то оно должно заниматься вопросами социальных гарантий: пенсии, медицина, зарплаты, образование, обеспечение работой.

Весь этот комплекс задач уже сейчас навалился на руководство движения «Талибан». Им не до экспансии. Страх вторжения «Талибана» в странах Центральной Азии сильно преувеличен.

В то же время, если «Талибан» не сможет справиться с той ситуацией, с теми экономическими и социальными проблемами, которые есть в стране самостоятельно или при помощи России, Китая, Ирана, Пакистана, США и не сможет удержать ситуацию, то возможен, так называемый, сирийский вариант развития. Сирийский сценарий ближневосточного конфликта начался с Ирака. Можно назвать это ирако-сирийский сценарий, когда в Ираке, после ухода американцев иракское правительство не смогло контролировать ситуацию в стране, то после этого образовался «ИГИЛ». Напомним, что основу этого радикального движения составили бывшие военные, которые были в рядах Саддама Хусейна.

Затем сильное противостояние оно обрело на территории Сирии. Если через этот аспект мы посмотрим, то есть эти элементы. Мы заинтересованы, чтобы «Талибан» стабилизировал данную политическую ситуацию в ИРА. Первые шаги талибов у власти обнадёживают.

Движение «Талибан» стало более либеральным. Вот эта двадцатилетняя история талибов «в изгнании» немного изменила их мировоззрение. Они уже поняли силы и возможности ключевых игроков.

Ситуация в ИРА не может быть рассмотрена без участия ключевых игроков. Стабилизация может произойти уже и с помощью КНР. Раньше этого игрока, который мог бы запустить некие экономические интересы не было.

В основном, противостояние происходило между Российской Империей и Англией. Далее, Афганистан являлся ареной противостояния между СССР и США. Там не было других интересов, чтобы использовать данный регион, как экономический плацдарм, с учётом каких-то торговых, экономических отношений.

И в этой связи, когда Поднебесная стала ключевой фигурой на мировой ареной, она уже включилась туда со своими экономическими, политическими интересами.

Можно сказать, что КНР будет вносить баланс в противостоянии между РФ и Соединенными Штатами, США и Ираном.

- Что Вы можете сказать относительно заморозки счетов «Талибана» со стороны стран Запада и как КР на это реагировать в данной ситуации?

- Позиция США в данном случае используется как рычаг для реализации своих интересов. Возможно, это связано с правами женщин, этнических меньшинств. Это стандартный набор, которым оперируют Соединенные Штаты. Набор, который задекларирован в принципах ООН.

Они также будут обсуждать эти вопросы и проводить переговоры с движением «Талибан» по данным аспектам.

- Каково Ваше отношение в вопросе о памирских кыргызах. Сейчас неизвестна их судьба, но они обратились к КР с просьбой их забрать. Однако, Таджикистан, ранее, отправил их назад. Может ли Кыргызстан возвратить их на историческую родину?

- Эту работу необходимо проводить по дипломатическим каналам. У нас есть посольство Кыргызстана в Таджикистане. Необходимо выехать к своим соотечественникам, узнать их состояние, желание. Если присутствует намерение памирских кыргызов вернуться и есть риски, вызовы их мирному существованию на территории Афганистана то, конечно, со стороны правительства, под контролем президента стоит организовать их переезд на историческую родину. И Таджикистан должен оказать содействие их переезду на историческую родину.

- Окажет ли Россия помощь странам ЦА в случае вторжения талибов в центральноазиатские страны, используя механизм ОДКБ и российские базы в Канте и Таджикистане?

- «Талибан» представляет серьезные угрозы странам ЦА. Прежде всего, РФ понимает, что Туркменистан, Таджикистан, Узбекистан, а также Кыргызстан и Казахстан могут и своими усилиями противостоять и даже осуществить нападение на Афганистан.

Это уже идет вопрос о мобилизации всего населения в борьбе с агрессором и плюс Россия может задействовать свои военные силы. И в этом случае, «Талибан» будет представлять уже угрозу даже не центральноазиатским странам, а самой Российской Федерации. Тут уже стоит опасаться талибам.

Другое дело, в аспекте сирийского сценария в Таджикистане, ситуация с президентом Эмомали Рахмоном очень неоднозначна. Происходит переход власти. Насколько местные группировки, в частности партия ПИФТ, заинтересованы в конфликте в РТ? Сейчас она находится в изгнании и из-за этой партии осложнены отношения между Душанбе и Тегераном.

Здесь основная угроза существует в аспекте того, что могут быть задействованы спящие ячейки боевиков внутри самих стран. Это прямой путь на сирийский сценарий. В этом случае, с территории Афганистана могут прийти боевики, чтобы помочь своим «братьям» в борьбе с диктатором, неверными и т д. Для этого необходима справедливая система государственного устройства, социальная справедливость и т д.

Так в Афганистане появилась информация, что сам Гани вывозил огромное количество денег из страны и это уже было понятно, что система коррумпирована. В этом плане «Талибан» молниеносно занял власть в стране.

- Будет ли иметь приход к власти талибов какое-то значение для Ирана?

- Исключая того, что в Афганистане преобладают сунниты и ханафитский масхаб, подобные нюансы, Иран может выстроить хорошие дипломатические отношения с еще одним теократическим государством, которое образовывается на карте мира. Скорее всего, ИРИ будет оказывать всяческое содействие в его становлении.

Так уже Китай заинтересован в стабильном становлении Афганистана. Китай и Иран будут также подключены и заинтересованы в мирном существовании Исламской Республики Афганистан.

Если этот процесс пойдет и далее, то в него могут быть втянуты и страны Центральной Азии, в том числе и Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан, Казахстан – многие страны могут начать контактировать с ИРА, так как открываются новый огромный, громадный рынок возможностей для разных государств, в том случае, если в Исламской Республике Афганистан будет стабильная ситуация.

- А не может ли правление талибов вновь смениться на светскую политическую модель, как это было во времена первого правления движения «Талибан» в конце 90-х г.г?

— Это возможно в данном аспекте, то есть территориальном, где представлены различные этносы. Возможно, будет создаваться правительство, учитывая интересы различных групп влияния – узбеков, таджиков, пуштунов, хазарейцев и т д.

Также возможно и федеративное устройство Афганистана. По-моему мнению это наиболее оптимальный вариант политического устройства ИРА. Однако, в целом, уже, если талибы заявили, что будет поставлен заслон по наркотрафику. К этому вопросу, помимо РФ, КНР и США также могут подключиться и европейские страны, включая Германию, Англию Францию и другие страны.

- Почему, когда в конце 90-х годов, когда к власти пришли талибы Россия не устанавливала таких прямых дипломатических связей с «Талибаном» и лишь три страны признали талибов? Ведь сейчас РФ поменяла свой вектор и может признать «Талибан», как правящий режим.

- Сразу после развала Советского Союза возник феномен религиозных групп влияния, которые борются за власть. Для РФ это было новым явлением и оно, в своём большинстве воспринималось через призму движения моджахедов, которые противостояли агрессии СССР в Афганистане. Сегодня, с изменением картины мира, с появлением новых явлений, которые могут быть еще страшнее, как допустим «ИГИЛ» «Талибан» кажется не стол опасным.

В свою очередь движение «Талибан», в своём заявлении предстаёт не как радикальное религиозное движение, а как национально-освободительное, которое боролось с британской империей, с СССР и с США, государства, которые заходили и завоевывали эту территорию.

«Талибан» себя сейчас преподносит ни как террористическая или радикальная организация, а как национально-освободительное, которое борется за свободу. Возможно, что в скором времени, в истории Афганистана «Талибан» станет уже реальной политической властью.

- Что делать Кыргызстану в нынешней политической ситуации в Афганистане? Признавать или нет талибов у власти?

- Прежде всего не стоит делать поспешных выводов. «Талибан» должен пройти ряд определенных шагов и показать мировому сообществу, что к власти пришли не радикальные люди и это национально-освободительное движение. В дальнейшем необходимо выстраивать такие адекватные шаги, как внутри страны, так и с в отношениях с мировым сообществом.

В этом случае, возможно принятие новой власти. Здесь очень важна роль ключевых игроков и их желание признать новую власть Исламской Республики Афганистан и работать с ней.

Интервью взял Коротовских Евгений

Теги:

Курсы валют

IRR
0.02
0.00
USD
84.80
0.00
EUR
99.39
-0.12
KZT
0.20
+0.10
RUB
1.17
+0.21
TJS
7.49
-0.01
TMT
24.22
-0.03
UZS
0.01
0.00

Погода

 

+25°C Тегеран
+6°C Москва
+4°C Нур-Султан
+14°C Бишкек
+14°C Алматы
+19°C Душанбе
+26°C Ашхабад
+15°C Ташкент

Соцсети