123 Категория: Интервью - Опубликовано: 25/03 - 21:46

Что рассказал известный кыргызский актер и кинорежиссер Бакыт Мукул о современном состоянии кыргызского кинематографа и проблемах культуры в целом,а также о своих творческих планах?

- Господин Бакыт, в кыргызской культуре и кино вы известны как актер и кинорежиссер. Мы слышали, что ваши фильмы получают международные награды. Поэтому в первую очередь расскажите читателям о своей работе, последних ролях и фильмах.

- Спасибо, хорошо. Конечно, не все могут заняться творчеством. Некоторые говорят, что мечтали об этом в детстве. Я же думаю, что все зависит от общества и окружающей среды. То, как я размышляю в этом возрасте, сильно отличается от тех мыслей, которые были в детстве.

В наше время общество было другим. Мы выросли, восхищаясь тем, как ходят актеры, одеваются и носят очки. Мы говорили: «вот бы мы тоже были актерами.» Примерами нашего поколения были настоящие цивилизованные люди. Я, например, мечтал стать актером, как Суйменкул Чокморов и Советбек Жумадылов.

Позже мы осуществили свою мечту, учились в актерской школе и работали артистами. Как упоминалось ранее, то, что вы думаете в молодости, отличается от того, что вы думаете сейчас. Раньше мы хотели быть хорошими актерами, но теперь мы желаем выразить свой внутренний взгляд на человечество и общество.

- Что нам нужно сделать, чтобы воплотить эти идеи в жизнь?

- Для этого мы должны быть режиссёрами...Но сегодняшняя молодежь не хочет быть уже актером, создавать роль, изображать другого персонажа в позитивном или негативном свете. Этому есть причина. Более тридцати лет сформировались другие артисты. Они захватили все источники телевидения, радио и Интернета. Кто они? Депутаты, политики, сборщики налогов, таможенники, судьи, прокуроры. Это, так сказать, коррупционеры...

За тридцать лет мы видели на сцене жизни только эту «игру». На обворованных деньгах машины, роскошные дома ... Они портят мысли молодежи. Все это видят будущие поколения. Они растут, подражая этим вещам! Таким образом, наша культура остается в тени ... Все современные люди - политики.

Знают что-то или нет, все умничают и это нас раздражает. Это ведь не воспитание? Чтобы улучшить сегодняшнее общество, государство должно поддерживать творческих людей. Надо оценивать! Уважать! Людей надо оценивать по работе! И люди творческие в этом отношении будут ставить себе цель - мне нужно много работать, чтобы добиться такого большого успеха.

 С одной стороны, родителей можно понять. Они говорят своим детям: «зачем тебе быть актером?» Потому что они знают, сколько платят актером. Например, у начинающего актера, работающего в театре, зарплата 2 тыс. 500 сомов ... боже мой!.. Что скажете на это? А нечего говорить. Что было бы, если деятелей культуры поддержало общество и государство. Теперь это как каша стала. Короче говоря, на праздниках все артисты и не артисты - все смешались. Разве наша культура не росла бы, если бы талантливые люди и художники были труднодоступными и культурными? ...

- Расскажите о своей личной кинематографической работе

- Я осуществил свою детскую мечту и снялся более чем в 50 фильмах. В них я играл разные амплуа. Также, у меня есть главные, большие, средние и эпизодические роли. Творческий потенциал актера проявляется даже в небольших ролях. Но, я думаю, что большая роль раскрывает актера еще больше.

- Но как вы попали в киноиндустрию?

- Как-то в 2014-2015 годах захотелось самому снять фильм. Потому что мне было обидно, от того, что наши фильмы не попадают на ведущие мировые фестивали. Итак, Дастан Джапар уулу и я начали писать сценарий в 2014 году.

Наш сценарий был именно таким, как мы думали. Написан в соответствии с требованиями современной драматургии. Потом мы начали снимать фильм «Отцовская воля». Но сначала было много трудностей и препятствий.

Потому что они не просто отдали нам разрешение из-за того, что наш сценарий хорош. Причина: если я актер, если Дастан - оператор, то кто нам даст разрешение? Мы дали прочитать сценарий Талипу Ибраимову, сценаристу и писателю, главному редактору «Кыргызфильма», им. Т. Океева.

Сценарий ему очень понравился. Он встретил нас и сказал: «ваш сценарий хорош! Мне действительно идея понравилась! Теперь надо попросить Актан-Арым Кубата или Темира Бирназарова снять фильм». Тогда я сразу сказал: они и так снимают фильмы... Я сказал, что сниму свой сценарий сам. Ему мой ответ не понравился. Он так и сказал: «чтоб тебя…теперь сами начинаете...думаете снять киноленту так легко?»

Через пять или шесть дней к нам сам подошел Талиб и спросил: «как бы Вы снимали художественный фильм, если бы хотели это сделать?» Тогда мы показали общую стилистику киноленты, например режиссер будет снимать так…показали сюжет... Итак, он пришел к выводу, что мы сможем снять его. Но тут начали протестовать другие режиссёры и нам пришлось искать денежные средства для этой киноработы в течение года.

Наконец мы сделали киноленту на деньги «Кыргызфильма». Её тема также была о миграции. После того, как мы её создали, то получили билет на Международный кинофестиваль класса А в Монреале в Канаде. Однако, мы не смогли получить визу и туда поехать. Хотя мы и не приехали на мероприятие, кинолента была показана там дипмиссией Кыргызстана. К счастью, мы выиграли главный приз - «Золотой Зенит».

Удивительно, но за наградой сначала никто не вышел, и только после того, как трижды раз озвучили наш представитель, присутствовавший от нашего имени, понял и вышел получить эту награду.

Мы услышали хорошие новости рано утром. Пока мы спали, нам позвонили из Канады и сообщили хорошие новости. Нам посчастливилось продолжить «Завет Отца», путешествуя по пяти континентам, более чем в 30 странах, участвуя в 37 фестивалях, получая крупные призы и зарабатывая нашей стране хорошую репутацию.

Иногда я горжусь: в Кыргызской Республике всего три золотых медали. Одной из них владел Каныбек Осмоналиев, великий тяжелоатлет 80-х, призёр Олимпийских игр. Также эту великую награду получил Темир Бирназаров на фестивале «Темные ночи» в Таллине в 2018 году. Ну и Ваш покорный слуга и Дастан Джапар уулу в 2016 году из Монреаля на фестивале «Золотой Зенит».

- Сейчас, уже более года пандемия коронавируса, сектор культуры больше всего пострадал от опасного инфекционного заболевания. А как вы оцениваете нынешнее состояние кыргызского кино и культуры в целом?

- Это моя оценка текущей ситуации. даже во время войны не прекращалась развитие культуры. Какие фильмы были сняты, все события того времени были задокументированы и остались в истории. Итак, теперь, когда наша экономика слаба, нам не нужно прекращать снимать фильмы и ждать окончание пандемии.

Но у нас сейчас другая концепция. Например, если мы объявим, что этот год - год культуры, это не значит, что все должны петь. То есть у нас 6 млн. человек и все тогда пели бы. Культура в первую очередь — это наше поведение, наше отношение к людям, как вы ведете себя в обществе ... Одним словом, культуру не следует понимать как песню.

Следует отметить, что в нашей стране министра культуры часто назначают люди, не занимающиеся этой сферой и не разбирающиеся в искусстве. В следующий раз, после 10 января (интервью взято накануне президентских выборов - редакция), мы планируем избирать министра сами. Если правительство предлагает что-то недостойное, мы просто говорим – «уберите это». В общем, Министерство культуры Кыргызстана не должно управлять нами и указывать нам делать то или это.

Еще раз хочу отметить, что в нашем министерстве такие разделы как «информация», «туризм» нужно передать другим министерствам. Я не знаю, сколько человек работает в этом Министерстве культуры, я только вижу, как они ходят обедать. Если вы преподносите свою идею, как что-то необычное, то никто её не поддерживает. Поэтому работать должны только те, кто занимается культурой, от министров до рядовых служащих. Теперь им нужно сократить количество сотрудников и экономить бюджет.

Нет работы для выпускников музыкальной школы им. Шубина, Абдраева, Бейшеналиева, консерваторий, музыкальных школ, художественных академий. А кто те, кто не отдают нам телевидение? Когда будет развиваться наша культура и как будут цениться настоящие таланты? Если бы отбирались только живые исполнители на телевидении и радио, то оценивались настоящие таланты.

Телеканалы тоже должны выбрать направление. А как у нас? Богатые создали частный телеканал в политических целях, пропагандировали свое и проводили остаток времени, играя бессмысленные песни певцов-шарлатанов.

У меня нет ненависти к этим «фонограмщикам». Но они все делают на компьютере, без врожденного голоса, без гармонии песни. Не говоря уже о смысле, содержании стихотворении. Как молодые люди вырастут, видя их? Это значит, губят будущее. Только произведения, написанные для Золотого фонда, должны выходить в эфир и соответствовать национальному колориту Кыргызстана. Потому что это национальная идеология. Думаю, пора положить конец тем, кто нарушает национальный колорит и вкус, играя просто под дудку других народов.

- Кстати, не нарушают ли они авторские права?

- Верно. Это должен проверить и председатель Финпола КР Сыймык Жапыкеев. Теперь получают гонорары певцы, а не авторы песен. Почему тогда речь идет об «авторских правах?»

Кыргызпатенту следует внимательно их проверить. Например, если я пишу сатирическое произведение, то другой может использовать его, чтобы заработать деньги. Я не знаю, когда они проверят это и защитят наши права. Важно уделять внимание воспитанию людей, а не создавать произведения, портящие вкус только потому, что люди это слушают.

Это связано с тем, что министр продолжает назначать людей, далеких от вершины культуры. Нам это надоело, нам нужен контроль.

- Как вы оцениваете состояние кыргызского кино сегодня? Как артисты живут в условиях пандемии и высоких цен?

 - К сожалению, не могу сказать, что все хорошо. Ситуация плохая. Во время карантина большинство из нас остались ни с чем. Когда мы сказали: «Помогите нам тоже с гумпомощью», то они ответили: «Вы не нуждаетесь же…»

Как же жить без бизнеса творческим людям, когда театры и кино закрыты, их не показывают? Тем не менее, мы едва избежали голодной смерти. С одной стороны, творческие люди застенчивы. Люди думают, что, если ты знаменит, ты богат. Большинство из них проводят всю жизнь, не обретая ни дома, ни 5 сотых участка.

Я же говорил, что мы поехали в 37 стран с кинофильмом «Отцовская воля» и, самое главное, принесли Кыргызстану большой престиж. Однако, этого никто не ценит. Сейчас думаем, как популяризировать этот фильм у нас. Фактически, это называется продажей кино на международной арене.

У нас вообще нет этой сети. В соседнем Казахстане ежегодно снимают десятки фильмов. У нас этого и нет. Не говоря уже о зарплате, когда услышишь, сколько наша зарплата, то заплачешь.

Кстати, в прошлом году, когда президент России Владимир Путин встречался с кинематографистами, он критиковал их, говоря: «Мы даем Вам много денег в год, но вы не используете их все ...» Сколько денег государство выделяет на кинопроизводство у нас? О, я точно не знаю, сколько».

Думаю, что всего выделяется около 10 млн. сомов. Их делят на несколько сценариев и говорят, чтоб все остальное мы нашли сами. Например, на «Отцовское завещание» было выделено из бюджета 1 млн. 700 тыс. сомов. Остальное мы нашли сами. Нам стыдно говорить это, когда мы едим на международные фестивали, люди смеются, когда говорим, что $80 тыс. мы израсходовали на фильм. Они снимают аналоги наших короткометражек не менее чем за $5 млн.

Так, на Западе, например, как бюджет «Отцовского завещания», который составляет $80 тыс. равен месячной зарплате одного иностранного актера.

- Сейчас ситуация с нашей властью ясна, непонятно, что делают в другой сфере, несмотря на киноиндустрии. Так можно ли пользоваться мировой практикой и прокатом? Еще в советское время Т. Фильмы Океева, такие как «Потомок снежного барса», снискали ему репутацию «киргизского чуда» и были показаны в нескольких странах. Таким образом смог привлечь прибыли в нашу экономику.

- Я понимаю ваш вопрос. Этот аспект заключается в следующем. Например, нам стыдно говорить, что государство дало на «Отцовское завещание», всего 1 млн. 700 тыс. сомов, а остальное мы нашли сами и так мы сняли фильм. Но мы не снимали художественный фильм, который включал бы в эпизоде драки, убийства, поцелуи и наготу. А это, то, что привлекло бы большое число зрителей, как например, за границей.

Этот фильм был кинолентой, который познакомил мир с традициями и ценностями кыргызского народа. Я отвечу на этот вопрос этим сравнением; на площади Ала-Тоо установлен памятник «Манас», а с другой стороны, памятник Чингизу Айтматову.

Конечно же они не воздвигнуты для того, чтобы зарабатывать деньги, а лишь отражают национальный колорит. Я думаю, что необходимо снимать киноленты, прославляющие Кыргызстан и киргизский народ, а также знакомящие с нашими традициями и ценностями на международном уровне. Может быть, как вы говорите, в будущем снимут киношедевры, которые будут зарабатывать деньги.

- Я не думаю, что фильмы, которые вы снимали на международных фестивалях, были сняты простыми камерами». Может ли государство сейчас помочь хотя бы в этом вопросе?

- Откуда? Только одна или две из этих высококачественных дорогих камер доступны для коммерческих съемок, и они никак не попадают к нам. Поэтому мы просто платим ту небольшую сумму денег, выделенную государством за арендуемые из Казахстана камеры.

Например, в прошлый раз мы снимали фильм «Последняя миграция» на камеру частной компании. Когда пришло время монтажа, начался карантин и снимки остановились. Мы потратили все свои деньги на этот фильм, даже если мы не ели и не покупали новые одежды. Однако, даже с таким бюджетом и техникой, этот кинофильм получил международную награду. В то время, когда мы старались из-за всех сил, Департамент кино и министерство отчитались от себя проделанной нами работе. Давая отчет за нас, они сохранили свои стулья. А мы живем дальше, жизнью обременительной для близких, подыскивая новых спонсоров.

- Мы знаем ситуацию в нашей стране. Но, я не думаю, что они не отдают деньги, которые у них есть ...

- Нет. Получается, что выделено больше денег, чем мы думали. Затем они частично разделены на несколько фильмов. Остальное было передано нескольким кинопрокатчикам в Кыргызстане. Но ни народ, ни мы не увидели их пользы.

В 40 районах есть 40 кинотеатров. Киноработникам и за ремонт здания постоянно выделяются средства. Но я не видел, как работают эти кинотеатры. Хочу еще сказать, композитору советских времен за написание музыки платили 42 рубля.

Эти выплаты остались прежними. Кто сейчас на эти деньги напишет музыку для большого фильма? Актеры получают 1 тыс. сомов в день, из них 300 сомов уходят на налог. Когда я сказал бывшему министру культуры Азамату Джаманкулову, он спросил: «сколько дней продлится фильм?» Я сказал: «30-40 дней, брат». «Значит неплохо подрабатываете», -ответил он. А теперь послушайте. Например, год уйдет на подготовку актера. Ему нужно отрастить бороду. Затем один день в начале фильма и один день в конце года он придет и снимется в фильме.

Чтобы произвести киносъемку лишь два дня за год, ему целый год надо ходить с бородой. За это актеру платят 2000 сомов из них 600 сомов уходит на налог и что ему остается? Разве он не ушел бы подальше, не выругавшись ?...

- Почему бы не заработать на показе «Отцовской воли» в городских и на областных кинотеатрах?

- Вот что мы видели. Те же кинопрокатчики показали фильм публике, но деньги так и не пришли. У нас такое развитое искусство поедать чью-то работу, лгать и жульничать ...

 - Тогда последний вопрос, вы сказали выше, что последний раз сняли фильм «Последняя миграция». Расскажите о содержании этого фильма.

- Этот фильм посвящен традициям кыргызского народа, теме глобальной цивилизации, которая сейчас захлестывает мир. С точки зрения того, как это отразится на нашем национальном благополучии. Премьера нашего фильма «Последняя миграция» была на Международном кинофестивале класса А в Таллинне. Мы также выиграли Гран-при «Дакка» на Международного кинофестиваля в Бангладеш ...

Беседовал Эмильбек Момунов

 

Теги: