• Политика
  • Экономика
  • Общество
 
×

Ошибка

Не удалось определить адрес сервера НБКР.
1702 Категория: Интервью - Опубликовано: 22/09 - 09:20

БИШКЕК, 22 сентября — Eurasia Today. На прошлой неделе в Душанбе состоялся юбилейный XX саммит глав государств Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), по итогам которого была принята совместная декларация. Страны-члены одобрили важное решение: ШОС расширяется на Ближний Восток. Девятым полноправным ее членом станет еще одна региональная держава – Иран.

Напомним, что Иран в 2005 году получил статус наблюдателя организации и присутствовал в этом качестве вместе с Белоруссией, Афганистаном и Монголией. Постоянными членами являются 8 стран: Китай, Россия, Пакистан, Индия, Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан и Таджикистан. 

ШОС — это структура, которая естественным образом должна объединять вокруг себя все заинтересованные во взаимодействии государства.

О том, какие выгоды сможет получить Исламская Республика Иран и члены ШОС от взаимного сотрудничества и как этот шаг связан с региональной безопасностью в интервью «Eurasia Today» рассказал эксперт: старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН Станислав Притчин.

На недавнем саммите в Душанбе страны-члены ШОС одобрили присоединение Ирана как полноправного члена Организации и запустили процедуру вхождения. На Ваш взгляд, как скоро это произойдет и могут ли возникнуть какие-либо преграды?

- Одной из самых значимых новостей с прошедшего заседания Совета глав государств – членов ШОС стало - вступление Ирана в Организацию в качестве полноправного члена. Процедура одобрения на мой взгляд уже проведена.

Никто из сторон не возразил и не обозначил какие-то возражения по поводу членства ИРИ, то остальная процедура будет носить сугубо технических характер. Соответственно, каких-либо преград по вхождению не должно возникнуть.

На стадии предварительных консультаций членство Исламской Республики Иран блокировалось ранее по тем или иным причинам. Здесь мы видим, что все стороны в этом вопросе солидарны.

Юбилейный саммит ШОС в Душанбе/Пресс-служба главы РУз

 

-  В прошлый раз вопрос по вхождению Тегерана в организацию не одобрил Душанбе. Что поменялось и почему Таджикистана сегодня не против?

- Таджикистан традиционно считается одной из самых близких в культурном и языковом плане к Ирану из всех стран Центральной Азии.

В 2017 году Душанбе заблокировал решение о процессе полноформатного членства Ирана в ШОС. На тот момент у официальных властей РТ были объективные сложности в отношении Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ). У Тегерана по этому поводу была своя позиция.

Именно эти противоречия стали одним из главных факторов, который политически не позволял Душанбе согласиться с членством Ирана в ШОС. Сегодня ситуация изменилась и перед странами стоят общие угрозы и вызовы.

- Какие выгоды сможет получить Иран и члены ШОС от взаимного сотрудничества? В чем они заключаются?

- Все ключевые игроки региона являются членами «Большой семьи», за исключением Ирана. Сегодня мы все больше наблюдаем уклон на регионализацию и решение ключевых вопросов без участия региональных держав невозможно.

Не иметь в такой значимой организации как Шанхайская организация сотрудничества крупное в Евразии государство, как Иран – контрпродуктивно (вредно).

- Как членство Ирана в ШОС может повлиять на расклад сил в Организации? Есть ли какие-либо негативные моменты?

- На самом деле здесь каких-либо серьезных подводных камней и изменений во внутренних раскладах в Шанхайской организации сотрудничества не стоит искать. Потому, что со вступлением Дели и Исламабада была очень «сложная игра»: Россия лоббировала членство Индии, а Китай – Пакистан.

По Ирану у Москвы и Пекина подход и взгляды совпадают. Каким-то серьезным образом его членство не меняет расклады и центры тяжести внутри союза.

С присоединением Тегерана к «семейству», ШОС сможет более масштабно, серьезно и системно решать вопросы, которые сегодня стоят на повестке дня: региональная безопасность – Афганистан.

Президент Ирана Эбрахим Раиси на саммите ШОС в Душанбе/NTV

 

-  В чем заключаются интересы Китая и России в присоединении Ирана к ШОС?

- Сложные отношения Ирана с Западом (имеются ввиду жесточайшие международные санкции в отношении ИРИ) были еще одним сдерживающим фактором для КНР и РФ в предоставлении Тегерану статуса полноправного члена Шанхайской организации сотрудничества.

Сегодня же мы видим, что мнение Запада для двух держав имеет меньшее значение. Свои интересы Москва и Пекин, особенно после «бегства» США из Афганистана, будут ставить выше, чем позицию Запада, которая становится второстепенным фактором в принятии решения.

- Как на такой шаг могут отреагировать в США и ее западные партнеры?

 Однозначно, Соединенные Штаты Америки не будут в восторге от такого решения потому, что это означает снижение влияния и участия западных стран в регионе.

Наряду с этим, усиление фокуса на региональный формат сотрудничества в Евразии. Подключение и создание единой платформы для участников.

Фактически все ключевые игроки в Центральной Евразии являются членами ШОС. Кроме того, не стоит забывать, что и Афганистан имеет статус – наблюдателя.

После ухода американцев из региона мы видим, что он становится менее зависим и подвержен внешнему влиянию и в большей степени ключевые вопросы пространства будут решаться – региональными державами.

Стоит напомнить, что ряд лидеров ключевых лидеров стран-членов ШОС не приехали на саммит в Душанбе, но участвовали в нём в режиме видеоконференции. Многие эксперты связывают это с непростой ситуацией в Афганистане и тем, что они пока не сошлись в едином мнении по «Талибану». 

Беседовал Азиз Пиримкулов

Теги:

Курсы валют

IRR
0.02
0.00
USD
84.79
-0.01
EUR
98.42
-0.36
KZT
0.20
-0.10
RUB
1.22
+0.84
TJS
7.52
+0.16
TMT
24.23
-0.01
UZS
0.01
0.00

Погода

 

+9°C Тегеран
+4°C Москва
+2°C Нур-Султан
+10°C Бишкек
+9°C Алматы
+14°C Душанбе
+10°C Ашхабад
+13°C Ташкент

Соцсети