• Политика
  • Экономика
  • Общество
 
3949 Категория: Интервью - Опубликовано: 25/02 - 11:07

Бишкек, 25 февраля - Eurasia Today. О будущем Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) и важности прямого диалога между Тегераном и Вашингтоном, о связях ИРИ с ЕС в новой внешней политике Ирана, об отношениях с талибами и Саудовской Аравией, в интервью ИА «Euronews» рассказал глава МИД Ирана Хосейн Амир Абдоллахиан.

- Господин министр, не могли бы вы кратко пояснить, в чем заключается серьезность подхода Ирана к переговорному процессу? Могут ли так называемые «иранские инициативы» в Вене как-то улучшить качество жизни иранских граждан, повысить их покупательную способность?».

- С самого начала правительство доктора Ибрахима Раиси выработало подход к переговорам в Вене по снятию санкций, который можно срезюмировать так: либо мы не вступаем в переговоры, либо мы их начинаем, но при этом обеспечиваем необходимые условия для для того, чтобы они коррелировались с прагматичной позицией иранского правительства.

Так что мы не прилетели в Вену для того, чтобы вести переговоры ради переговоров, но ради заключения сделки. Я полагаю, мы ещё никогда не были так близки к положительному исходу.

- Замечательно, что соглашение может быть скоро достигнуто, но позвольте вернуться к моему вопросу: когда простые люди смогут ощутить улучшение своего уровня жизни?

Мы много говорим о политике, но я думаю вы согласитесь с таким моим утверждением: изоляция ИРИ имеет многочисленных выгодополучателей, но есть и те, кто страдает: а это простые граждане, бедные слои населения.

Как бы то ни было, согласно дипломатическим источникам, подписание соглашения ожидается через несколько дней или недель... Поправьте меня, если у вас есть более точный календарь, мы будем рады услышать детали.

- Давайте, я сначала поправлю вашу формулировку. Мы вовсе не считаем, что Исламская Республика Иран находится в изоляции. Незаконные односторонние санкции со стороны США, бездействие Великобритании, Франции и Германии начиная с 2015 года стали источниками проблем для Ирана, но несмотря на все их усилия, в частности во время президентского срока Дональда Трампа, объявившего программу «максимального давления» на Исламскую Республику Иран, они не добились изоляции нашей страны.

Вы спрашиваете меня, какие ожидаются последствия для жизни людей, их доходов... Послушайте... мы продвигаемся в работе над соглашением, ещё остаются некоторые противоречия, нерешенные вопросы, «красные линии».

В Вене мы выступили с многочисленными инициативами и продемонстрировали гибкость нашего подхода. И если сегодня мы говорим, что как никогда близки к успешной развязке, надо уточнить, что мы проинформировали американцев через посредников, а представителей трёх европейских стран через моих коллег в Вене о том, что теперь очередь Запада проявлять гибкость и изобретательность.Теперь слово за Западом.

Мы полагаем, что, если Запад более реалистично посмотрит на то, что происходит в Вене, то сделку можно будет заключить за считаные часы. Так что, по нашему мнению, срок подписания документа зависит целиком от западных стран.

Мы, со своей стороны, серьёзно нацелены на работу в рамках переговорного процесса, несмотря на то, что западные представители многократно заявляли о готовности выйти из-за стола переговоров.

В беседе с главой европейской дипломатии Жозепом Боррелем на полях Мюнхенской конференции по безопасности, я сказал, что мои коллеги останутся в Вене и продолжат работу, нацеленную на достижение быстрого и устраивающего всех соглашения. Однако, если наши партнеры не продемонстрируют необходимые гибкость и предприимчивость, именно на их плечи ляжет ответственность за провал переговоров».

- Является ли построение последовательных отношений с ЕС, в особенности в финансовой и торговой сферах, приоритетом внешней политики Ирана? Или для вас это уже менее важно, чем раньше?

- Внешнеполитический курс нового иранского правительства, известного как народное правительство реформистов, основывается на сдержанности, достижении равновесия, интенсивной дипломатии и взаимовыгодном сотрудничестве.

Согласно этой доктрине, мы не выпускаем из вида отношения с партнерами по всему миру, Европа не является исключением. Мы ясно дали понять нашим французским, британским и немецким партнерам, что несмотря на важность наших связей с ними, мы не сводим Европу к этим трём странам. Поэтому мы следуем индивидуальным планам, нацеленным на развитие наших отношений с каждой европейской страной, и новое правительство продолжит эту политику.

- Вы выступаете против идеи открытия представительства ЕС в Тегеране? Обсуждали ли вы этот вопрос с господином Боррелем?

- Обсуждал, и не один раз. Недавно об этом у меня спрашивал даже посещавший ИРИ министр иностранных дел Финляндии. Анализируя историю наших недавних отношений, могу вам сказать, что всякий раз, как мы приближались к открытию представительства ЕС в Иране, в Европе имел место рукотворный кризис, направленный против Исламской Республики Иран.

Таким образом нам дали понять, что несмотря на наше желание распахнуть дверь европейскому представительству, незадолго до его открытия, Европу опять будет сотрясать рукотворный кризис, связанный с этим. Соответственно, это вряд ли поможет улучшить ситуацию, хотя я думаю, эта идея должна оставаться на повестке переговоров, и необходимо продолжать работу в этом направлении».

- На переговорах в Мюнхене мы снова коснулись темы обмена заключенными. Мне хотелось бы знать, было ли достигнуто какое-то соглашение. Идет ли речь только об американских заключенных или также о европейцах, особенно тех, кто обладает двойным гражданством и в данный момент находятся в иранских тюрьмах?

- Что ж, очень незначительное число иранцев с двойным гражданством, к сожалению, занималось шпионажем. Они признали свою вину, их действия привели к разрушительным последствиям. Например, один из осужденных работал на израильскую разведслужбу «Моссад», это привело к теракту, в котором погибли иранские учёные. Судебная система не может просто так перешагнуть через это.

Тем не менее в прошлом году мы заключили соглашение пакетного формата об обмене с американцами, британцами и другими странами.

Было согласовано число заключенных, подлежащих обмену, договорились о дате, но в последний момент американцы приостановили процесс. Мы заявили, что готовы решать этот вопрос, когда другая сторона будет готова, будь то в рамках переговоров по ядерной сделке, или вне венского формата. Для нас это исключительно гуманитарный вопрос, мы не видим необходимости связывать его с ядерным досье».

- 18-летний Алиреза Фирузджа, гроссмейстер, призер чемпионатов мира, второй шахматист в мировом рейтинге, теперь выступает за Францию. Недавно была опубликована его фотография с премьер-министром этой страны. Конечно, это его свободный выбор. Но тем не менее, вашему правительству было бы приятнее, если бы этот снимок был сделан в Тегеране? Новое правительство и, в частности дипломатическое ведомство, которое вы возглавляете, озадачено проблематикой «утечки мозгов?».

- Мы следуем определенной стратегии по возвращению соотечественников. Все знают, как высоко ценят в мире талантливых иранцев, представителей нашей элиты. Они находят себе применение по всему миру, и мы не хотим лишать мир этого шанса. Однако нам следует поощрять возвращение некоторых наших соотечественников, предоставляя им необходимые условия для развития потенциала в родной стране. Их достижения, знания и опыт в различных областях пойдут на пользу иранскому народу. Мы активно над этим работаем.

Недавно на сайте МИДа мы добавили рубрику, призванную бороться с таким феноменом, как «иранофобия». Вы знаете, сотни тысячи иранцев, проживающих за рубежом, беспрепятственно путешествуют, приезжают в страну. А вот тех, кто испытывает трудности, можно пересчитать по пальцам двух рук, их число несравнимо меньше.

Несмотря на это западные СМИ так раздувают освещение этой горстки проблемных случаев, что некоторые иранцы опасаются возвращаться на родину, быть может они никогда не вернутся».

- Давайте поговорим о соседях Ирана. Начнем с ваших отношений с движением «Талибан». Нам неизвестно, признаёт ли иранское правительство новые власти в Кабуле или ждёт, как поведут себя другие страны?

Мой второй вопрос касается Саудовской Аравии. В Эр-Рияде считают, что переговоры с Ираном не принесли значимых результатов. Однако, эти страны расположены в непосредственной близости от Ирана, что вы об этом думаете, это важная для вас повестка?

И позвольте мне задать вам последний вопрос. Вы знаете, что господин Эрдоган подписал 13 важнейших торговых договоров в ходе своего недавнего визита в Объединённые Арабские Эмираты. В поисках альтернативы иранскому газу Ирак ведет переговоры с Катаром и другими игроками. Какова ваша позиция, каковы приоритеты Ирана в отношениях с соседями?

- Буду краток. Что касается Афганистана, мы поддерживаем контакты с переходным правительством в Кабуле, около двух месяцев назад исполняющий обязанности министра иностранных дел Афганистана был в Тегеране.

В ходе переговоров мы донесли до него нашу позицию: критерий признания новых властей Афганистана – это создание инклюзивного правительства, включающего в себя представителей всех этнических групп. У нас общая граница, около девятисот километров, конечно, для нас это важно.

Каждый день более 5 тыс. афганцев, среди них женщины и детей, пребывают к нашим границам. Это серьезные цифры.

Из-за проблем с безопасностью на нашей границе мы вынуждены поддерживать диалог с переходным правительством Афганистана. В Кабуле работает наше посольство. Но в целом мы ждем формирования нового инклюзивного правительства.

Что касается Саудовской Аравии, мы приветствует нормализацию отношений. Месяц назад три наших дипломата обосновались в Джидде, в штаб-квартире Организации исламского сотрудничества. До этого мы провели 4 серии переговоров, и наше дипломатическое присутствие ясно свидетельствует о том, что достигнут определенный прогресс.

Теперь об Ираке: хотелось бы подчеркнуть, что у каждого игрока есть определенные возможности, но никто не может заменить Исламскую Республику Иран в вопросе энергетики, Ираку тоже это вряд ли под силу. К тому же, снятие санкций позволило бы Ирану вернуть себе своё положение в экономике региона.

Завидная выдержка иранского народа и его способность преодолевать трудности позволили ему на протяжении 43 лет успешно сопротивляться жесткому санкционному давлению. Наша же задача – добиться в Вене снятия незаконных односторонних санкций со стороны США. Все участники переговоров должны выполнять свои обязательства. Я надеюсь, что этот новый для нас этап ознаменуется плодотворным и эффективным двусторонним сотрудничеством с отдельными странами, как в регионе, так и в мире. Мы оптимистично смотрим в будущее».

Интервью подготовил Бабак Камиар, «Euronews»

 

Теги:

Курсы валют

IRR
0.02
0.00
USD
84.43
-0.02
EUR
88.16
+0.15
KZT
0.18
-0.61
RUB
1.39
+1.17
TJS
8.27
+0.18
TMT
24.13
+0.17
UZS
0.01
0.00

Погода

 

+12°C Тегеран
-8°C Москва
-18°C Астана
-2°C Бишкек
-6°C Алматы
+12°C Душанбе
+8°C Ашхабад
+10°C Ташкент

Соцсети